ВТОРОЙ РАССКАЗ КРАЕВЕДА

   Впервые Луховицы, тогда сельцо Глуховичи, упоминается в сотной грамоте 1567 года среди владений епископа Рязанского и Муромского. В России тогда набирал размах опричный террор, Иван Грозный планировал выселить из своих опричных владений неугодных ему бояр и дворян и для этого описывал церковные земли, предполагая их частичную конфискацию. На изъятых у церкви землях предполагалось поселить опальных феодалов. Были описаны и земли Рязанского и Муромского епископа.

   Скорее всего, именно Рязанской епархии Луховицы обязаны самим своим появлением. Здешние, тогда очень плохо заселенные, сплошь покрытые лесом земли владыка получил еще в первой половине XVI века и как мог пытался их обустроить: селил здесь крестьян из других районов, раздавал земли во владение боярам, организовывал промысловые территории (рыбные ловли, бортные ухожаи), ставил мельницы (одна из них, например, действовала на Вобле, недалеко от Подлесной Слободы). Видимо, таким путем из переселенцев в первой половине XVI века и появилось небольшое сельцо, для которого выбрали не совсем удобное место: прямо под горой, возле большой болотистой низины в излучине реки.

   На момент первого упоминания в 1567 году Луховицы имели всего несколько дворов, в которых жили бортники (собиратели меда лесных пчел). Грамота 1567 года назвала две фамилии «первых луховичан», занятых эти промыслом: «Село Глуховичи на речке Вобле… Из того ж села бортники Рыжко Грибачов з братьею да Василь Михалев з братьею ходят лес бортной Городецкой…». Как видим, мед лесных пчел луховицкие бортники собирали вдали от своей деревеньки, в районе села Городец (современный Коломенский район). Свою промысловую территорию они помечали особой метой на деревьях: «знамя у них курья нога с отметком».

   Однако уже в начале XVII столетия луховицкие крестьяне лишились своих лесных владений и должны были оставить промысловую деятельность. С этого времени население занималось исключительно земледелием, владея небольшими пашнями и лугом. Поскольку здешние бедные земли давали скромный урожай, то и крестьяне жили бедно и неприметно. Деревня около полутора веков не упоминалась в документах.

   Большие перемены в жизни деревни начались только в конце XVIII века, когда часть местных крестьян занялась торговлей скотом. Из южных степей они летом пригоняли большие гурты, который дома забивали для продажи мяса, сала, рога, кож. С началом XIX века часть полученной продукции начали перерабатывать на месте, наладив в мастерских выделку кожи и пошив одежды. Работниками в эти мастерские их владельцы нанимали своих же земляков, луховицких крестьян. Например, в 1838 году у крестьян Степановых работало 12 наемных работников. Часть из них нанималась сезонно, осенью, «для бою рогатого скота», другая часть всю зиму занималась пошивом одежды в отдельно избе, перестроенной под мастерскую.

   Торговля привела к появлению в некоторых домах богатства, к расслоению сельского коллектива, к использованию труда земляков для получения личной выгоды. Это решительно противоречило традициям и культуре крестьян. Решение многих из возникавших в такой ситуации вопросов луховицкие крестьяне нашли в молоканстве – религиозном учении, получившем широкое распространение в здешнем крае с начала XIX века. Молоканство отвергало богатую церковь с иконами, священниками и признавало заработанное личным трудом богатство, для оправдания которого следовало лишь проявлять скромность в быту и помогать сообщинникам. Единственным источником веры и руководства в жизни молокане признавали Библия, что способствовало быстрому распространению грамотности среди луховицких крестьян.

План деревни.png

План деревни Луховицы 1896 г. из дела о строитель­стве церкви.

    В результате во второй половине XIX века уже не менее 80 процентов луховичан являлось молоканами. Церковные власти вели упорную борьбу с молоканством: с ними проводили беседы местные священники, их отправляли «на увещевание» в монастыри, заключали в тюрьмы. Наконец, их просто лишили части прав, которыми обладал каждый россиянин (вести торговлю, нанимать в работу православных…).

   В конце XIX столетия у молокан появился конкурент, в Луховицах свою проповедь начали сторонники религиозного движения штундистов, предшественников баптистов. Уже в советское время их учение получило широкое распространение в крае, и в ХХ веке большинство луховицких молокан перешло в баптизм.

   Запрет для молокан заниматься предпринимательской деятельностью привел в середине XIX века к кризису в жизни села, когда из Луховиц стало уходить на заработки все больше крестьян. Во второй половине этого столетия уход на заработки стимулировался еще и быстрым ростом промышленных предприятий в городах, нуждавшихся в рабочих руках.

   Оборотной стороной этого процесса стало распространение в деревне городской культуры и городской моды.

   При этом сами Луховицы, жившие придорожной торговлей и садоводством, продолжали расти и застраиваться, здесь стали появляться первые кирпичные дома (эти "дома Суслиных" в перестроенном виде существуют и поныне). После строительства церкви в 1904 году Луховицы из деревни стали селом, а вокруг храма началось оформление нового сельского центра. Представление об облике села конца XIX века дает план, составленный во время строительства церкви. На плане вдоль дороги от шоссе к строящейся церкви слева слева показаны уже существующие постройки (видимо, волостное правление и школа). В легенде схемы указана часовня во имя Алесандра Невского, стоявшая на повороте с шоссе к церкви.

Приходите

140500 Московская обл.

г. Луховицы,

ул. Жуковского, 37

 

Звоните

т/ф: 8 (496) 630-17-77

Пишите

mbuk-lmb@yandex.ru

  • Vkontakte Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • Facebook Social Icon

© 2015-2020

МБУК «Луховицкая межпоселенческая библиотека

им. поэта

И.И. Морозова»