ПРОГУЛКА ЧЕТВЕРТАЯ. ОКРЕСТНЫЕ СЕЛА В СОСТАВЕ ГОРОДА

   В 1959 ГОДУ В ЧЕРТУ МОЛОДОГО ГОРОДА ЛУХОВИЦЫ ВОШЛИ ДВА БЛИЗЛЕЖАЩИХ СЕЛА - СУШКОВО И ОДНОИМЕННЫЕ ЛУХОВИЦЫ, - А ТАКЖЕ ДЕРЕВНИ КУНАКОВО И ЗЛОБИНО. О ЛУХОВИЦАХ («СТАРЫХ ЛУХОВИЦАХ») МЫ УЖЕ ГОВОРИЛИ, ТЕПЕРЬ НАШ ПУТЬ ЛЕЖИТ ДАЛЕЕ ПО УЛИЦЕ ПУШКИНА, МИМО СОЦГОРОДА – В КУНАКОВО И СУШКОВО

НА ЗАРАЙСКОЙ ДОРОГЕ

  Два некогда самостоятельных населенных пункта Кунаково и Сушково сегодня слились в единое целое, вытянувшись двумя сплошными рядами домов вдоль улицы Пушкина (некогда Зарайской дороги). Граница между ними сейчас едва угадывается, обозначенная небольшим оврагом, что плотно зарос кустарником: до оврага, по обоим берегам Вобли – Кунаково, далее, вдоль невидимой с дороги, текущей за домами маленькой речушки Тарасовки – Сушково.

ЧЕТВЕРТЫЙ РАССКАЗ КРАЕВЕДА

   Деревня Сушково, расположенная на притоке Вобли речке Тарасовке, впервые упоминается в 1567 году среди владений рязанского епископа. Тогда же, в середине XVI века, деревня перешла от рязанского епископа во владение частных лиц.

Такая же судьба была и у Кунаково. Сначала деревня принадлежала рязанскому епископу, а в конце XVI века была передана в поместье частным лицам. В первой половине XIX веке в деревне находилась ямская станция на тракте Зарайск – Егорьевск.

   С 1866 года до средины 1870-х годов Сушково являлось центром отдельной небольшой волости. Кроме самого Сушкова в нее входили село Троицкие Борки, деревни Сарыбьево, Кикины Борки, Вешки, Шелухино, Торжнево, Карцево, Ивачево, Чуприково, Строилово, Индриково, Злобино и другие. Волость была бедной: ярмарок и базаров в ее пределах не было, постоялый двор числился только один (за сушковским крестьянином Иваном Григорьевым), одна мельница работала в Вешках да две кузницы в Головачево и Строилове.

    Наряду с Луховицами Сушково и Кунаково с начала XIX века являлись крупнейшими центрами молоканства в Зарайском уезде. С конца XIX столетия в Кунакове начал распространятся баптизм.

Казанская церковь.jpg

Село Сушково. Церковь Казанская. 1754 г. Современный вид

   Небольшое Кунаково не имеет заметных памятников. Зато Сушково стоит посетить хотя бы для того, чтобы увидеть подлинное украшение современных Луховиц – деревянную церковь середины XVIII столетия.

   Начиналась история этой церкви с того, что некогда в соседнем с Сушковым селе Ошакове, находившемся выше по течению реки Вобли, существовала церковь Николая Чудотворца. Со временем село запустело, а затем и вовсе исчезло. В середине XVIII века была закрыта и церковь, которую в 1760 году за ветхостью полностью разобрали. Вместо этого в 1754 году деревянная церковь в честь Казанской Божией Матери, с Никольским приделом, была построена в соседнем Сушкове его владельцем Иваном Васильевичем Свечиным. Служба шла в отапливаемом зимнем Никольском приделе (справа от входа в храм), а сама Казанская церковь была летней, холодной. Управлявший Никольской церковью в Ошакове отец Стефан стал первым священником Казанской церкви в Сушкове.

   Хотя к этому времени помещики предпочитали строить в камне, И.В. Свечин выбрал для строительства дерево. Двухъярусный храм (нижний ярус – четырехгранный, верхний – восьмигранный) был поставлен на каменный фундамент и выполнен в ясных и строгих формах фактически при полном отсутствие наружных украшений.

   Его восьмигранная колокольня увенчана шпилем. В XIX веке храм был обшит тесом, что, впрочем, его нимало не испортило. Скромность внешних форм компенсировалась богатой отделкой интерьера, резным, с позолоченными картушами трехъярусным иконостасом. 

   В феврале 1938 года церковь была закрыта, полвека стояла брошенной и только весной 1989 года вновь возвращена верующим. Казанская церковь стала первой вновь открытой Луховицкого района конца ХХ века. Уже в июне того же 1989 года в ней, еще ре до конца отремонтированной и холодной, состоялось первое богослужение. Благо в Казанском храме сохранились резной трехъярусный иконостас и роспись по штукатурке стен и потолка второй половины XIX века.

   В 2016 году в церкви начата реставрация (почему сегодня она стоит в лесах), в ходе которой планируется заменить пришедшие в негодность бревна и купольное покрытие, поменять кресты (у церкви они деревянные), восстановить фрески и обновить иконостас.

Иконостас.jpg

Иконостас Казанской церкви

   У нас в городе нет исторических зданий, которые бы помнили важные события прошлого, хранили частичку энергии великих наших земляков. Пожары, беспощадное время, безрассудные люди основательно «зачистили» и без того небогатые на памятники здешние села и пристанционный поселок (в Соцгороде подобных памятников не может быть просто из-за его скромного возраста). Поэтому нам «прислониться» не к чему, рассчитывать приходится только на себя: на свое упорство, на свои силы, на свои локти. Энергия великих творений прошлого, хранимая живыми их свидетелями, нас не питает. Прошлое здесь просто прошло. Нам самим приходится строить жизнь заново, с чистого листа.

   Исключение из этого правила – церковь в Сушкове. В свое время Казанская церковь сыграла важную роль в поддержании православия в крае, где были сильны сектантские общины (сначала молоканские, а позднее – баптистские), которые сложились в селах Сушково и Луховицы на рубеже XVIII – XIX веков. Важно и то, что погост у храма стал местом последнего пристанища для почитаемого в народе святого: за алтарем церкви в апреле 1937 году был похоронен священноисповедник Феодосий (Ганицкий) Епископ Коломенский. Сразу же после похорон к могиле началось паломничество, ставшее поводом к началу следствия, в ходе которого в феврале 1938 года был арестован священник сушковской церкви отец Сергий (Любомудров), расстрелянный 21 февраля 1938 года на Бутовском полигоне.

Сегодня Казанская церковь – самый посещаемый храм города Луховицы.

   Рядом с храмом находится двухэтажное здание бывшей земской школы, построенное в 1915 году, в котором сегодня размещается воскресная школа Казанской церкви. Школа построена по типовому проекту (точно такие же здания были возведены еще в ряде сел Зарайского уезда), но выполнена она в кирпиче, добротно и основательно. В советское время здесь работала общеобразовательная школа, находилась библиотека, а в начале ХХI века городская администрация Луховиц организовала здесь «Музей огурца», который успел попасть в некоторые справочники. Сегодня музей давно не работает.

   Перед входом в воскресную школу силами местных жителей и районных общественных организаций в июне 2011 года был установлен памятник погибшим в годы Великой Отечественной войны уроженцам Сушково, Кунаково и Третьяково с перечислением всех имен. 

   За зданием бывшей школы находится красивый каскад из трех прудов разного уровня, соединенных с речкой Тарасовкой. Местная молва приписывает их создание здешнему "помещику", правла, имя которого никому не известно.

Дом священника. Современный вид

Дом Морозовых на улице Куйбышева 1905 года постройки. Фото 2011 г.

Морозов.png

Знаменитые луховичане

   Морозов Иван Игнатьевич (1883 – 1942) – русский-советский поэт. Родился в с. Луховицы в бедной крестьянской семье. Работая помощником писаря в Луховицком волостном правлении, установил связи с поэтами-суриковцами. Тайком от матери уехал в Москву, где работал на Московско-Казанской железной дороге, писал стихи, принимал участие в издании журнала «Огни», участвовал в поэтических вечерах суриковцев. Морозов – автор нескольких поэтических сборников: «Разрыв-трава» (с предисловием М. Горького), «Красный звон», «Земля родная». Голодные 1918 – 1920 гг. провел в родных Луховицах, занимаясь крестьянским трудом.

   В годы гражданской войны перенес несколько тяжелых болезней, подорвавших его здоровье и приведших к творческому кризису. В послереволюционные годы входил в различные организации писателей, в том числе в Московскую ассоциацию пролетарских писателей.

   Его поэзию отличает лиричность, задушевность, легкость. Неслучайно некоторые его произведения стали песнями. В стихах поэт воспевал родную природу, рассказывал о радости крестьянского труда, который хорошо знал лично.

   И.И. Морозову мы обязаны единственным в своем роде художественным образом Луховиц начала ХХ века. Он был единственным автором, который ни раз в своих стихах описывал родную деревню, общими мазками рисуя ее облик. В изображении поэта Луховицы рубежа XIX – XX веков – это бедная, тихая деревня, в которой тяжело и печально живется крестьянину. При возвращении в родную деревню его встречает «полу-сгнившая избушка, полу-сваленный забор» («На родине»). Не лучше выглядит изба крестьянина и внутри: «Тихо в домике убогом захолустного селенья…», «На окне в горшке разбитом увядает кустик розы, // Робко к печке притулилась самодельная кровать.. Все слилось и все смешалось: скорбь и горе, // грусть и слезы…» («В избе»). Символом родной деревне в его стихах становится большая дорога, идущая по Луховицам. Правда, летом «Молчит и не пылит проезжая дорога, // Вокруг – немая глушь: кустарник да пески…». Зато зимой, когда начинают в обозах возить хлеб к Москве, все меняется: «Длинной вереницей тянутся обозы, // От саней взлетают брызги снежной пыли…», «Голосят полозья, отдаются эхом…// Фыркая, лениво лошади плетутся» («Зимою»).

   Пускай реальная деревня не во всем была была такой, но именно так она воспринималась частью крестьян, по крайней мере образованной частью, к которой принадлежал Морозов. В такой жизни спасение от тоски и бед обреталась крестьянином лишь в труде, который ярко воспел поэт. Труд, на самом деле, не в тягость для крестьянина, он радостен и светел:

«Эй, скорей,

Веселей

Выйдем на работу!

Мы пойдем

И стряхнем

Ленность и дремоту» («На работу!»).

   В Луховицах начала ХХ века крестьянин работал с плугом в поле, выходил в луга с косой, убирал и возил хлеб:

«Шумят колосья спелые, волнуясь под косой,

И брызжут серебристою, душистою росой» («Колосья»).

   Нарисованный поэтом образ Луховиц помогает уловить дух той старой деревни, которой давно уже нет. За прошедшее столетие Луховицы сильно изменились.

Рынок в Старых Луховицах сегодня

   Вдоль дороги стоят добротные кирпичные дома, дорога шумит беспрерывно и летом, и зимой. Коренные жители давно живут рядом с приезжими из самых разных краев России. Крестьянин уже не работает в поле, он теперь – огородник. Потому здесь также можно купить все те же огурцы.

   Местные жители продают их как прямо у своих домов, так и на небольшом рынке. На этом рынке торговля ведется скоро уже как два века. Еженедельный базар по средам в Луховицах был учрежден еще в 1846 году решением Рязанской губернской палаты государственных имуществ по ходатайству луховицких крестьян. Точнее в том году, сразу после прокладки шоссейной дороги, базарная площадь была перенесена сюда из соседнего большого села Подлесной Слободы. Из-за этого переноса общество крестьян деревни Луховицы было обязано ежегодно платить в пользу подлеснослободской церкви, около которой рынок действовал прежде, 250 рублей.

DSC01644.JPG

   Впрочем, гораздо больше гостей города, конечно, интересует следующий объект нашего путешествия – речка Вобля, точнее ее странное название (саму небольшую речку среди травы и камней сегодня непросто даже увидеть).

   Не исключено, что вы о ней слышали, ведь шуток по поводу этого названия от знаменитых юмористов, рядовых газетчиков и просто проезжих прозвучало несчетное количество. Ну не верить же всему этому на самом деле! Потому, оказавшись на берегу реки, стоит полюбопытствовать и узнать истинное происхождение этого имени.

   Речка Вобля, особенно в нижнем своем течении, уже миновав современные Луховицы, испокон века текла в сырой, местами болотистой и непригодной для прохода и проезда низине. Даже сегодня, при заметном падении уровня грунтовых вод, низина Вобли представляет собой большое озеро с заболоченными берегами.

   В русском же языке долгое время активно использовался термин «воблый», означавшее объект сыроватый, влажный, насыщенный водой. Производный от него был глагол «волбнуть», то есть делаться мягким под влиянием воды. Поэтому Вобля – это река, текущая в сырой, мягкой от избытка воды, воблой низине. Получается, что все анекдоты по поводу этого названия всего лишь результат забвения языка не таких уж далеких времен – XIX столетия.

   Еще лет 50 тому назад Вобля была достаточно полноводной рекой, в которой купались, стирали белье, в половодье парни плавали на льдинах. Сегодня эту речку во многих местах можно перейти пешком.

   Этой речке мы не случайно уделили внимания, ведь район села по Вобле – это и есть настоящие, коренные Луховицы. Здесь 500 лет тому назад начиналась история деревни, располагавшейся тогда не вдоль шоссе, которого еще не было, а по берегу реки. Позднее именно в этом район села жили наиболее состоятельные крестьяне. На мосту через речку (единственном месте с деревянным покрытием) вечерами собиралась молодежь. Наконец, чуть ниже моста находится та заводь, которая дала имя деревне, а затем и городу. Еще дальше по течению на берегу речки сохранилось старое молоканское кладбище.

   Здесь же, на самом берегу Вобли, нас встречает одно из самых старых зданий Старых Луховиц – кирпичная чайная Корнеевых, построенная на рубеже XIX – XX веков на возвышенном левом берегу реки. Приземистое, добротное и одновременно скромное здание хорошо выдает местные вкусы хозяина – основательность и сдержанность. Чайная знаменита тем, что помнит революцию 1905 года, поскольку именно здесь собиралась по-революционному настроенная луховицкая молодежь, и сам хозяин – владелец не только чайной, но и спичечной фабрики, кирпичного завода, торговой лавки, а также арендатор земель луховицкого общества – активно агитировал за революцию. Не удивляйтесь подобному положению дел. Такие работящие и предприимчивые крестьяне в той революции увидели для себя шанс добиться нормальной жизни: избавиться от уплаты выкупа за дарованные еще в 1861 году землю и волю, получить право самим распоряжаться своей землей, быть уравненным в правах с представителями других сословий России. И по итогам революции этот шанс им действительно выпал.

чайная Корнеевых.png

Здание бывшей чайной Корнеевых.

Современный вид

    Далее, за Воблей, на склоне ее высокого правого берега, лежит та часть деревни Луховицы, которая образовалась поздно - в ХIХ веке - и которая тогдаже получила название Малыханья. За вереницей жилых домов здесь некогда живописно крутили огромными крыльями ветряные мельницы местных крестьян (все же возвышенный берег), но сегодня этот район ничем не примечателен. Пожалуй, стоит упомянуть лишь устроенный среди жилых домов съезд на дорогу к авиационному заводу. Для этого в начале1950-х годов один дом перенесли на новый участок, проложив по освободившейся усадьбе дорогу на строящийся завод.

   Впрочем, это уже совсем другая история. Нам же самое время здесь вспомнить историю деревни Луховицы, современный облик которой мы уже увидели.

Приходите

140500 Московская обл.

г. Луховицы,

ул. Жуковского, 37

 

Звоните

т/ф: 8 (496) 630-17-77

Пишите

mbuk-lmb@yandex.ru

  • Vkontakte Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • Facebook Social Icon

© 2015-2020

МБУК «Луховицкая межпоселенческая библиотека

им. поэта

И.И. Морозова»