1/1

Кандидат исторических наук, доцент

Государственного социально-гуманитарного университета

Базин Олег Александрович

Река Вобля в Средние века

 

     Каждый из нас ассоциирует нашу «малую родину» с какими-либо явлениями и событиями. Для кого-то это огурцы, для некоторых самолеты, для людей, знающих историю, корабль «Орел». На бытовом уровне для многих гостей нашего района Луховицкий край символизируется неприглядным на слух названием небольшой на сегодняшней день речки Вобля, которая в нескольких местах пересекает автомобильные шоссе района.

     На карте Подмосковья можно найти большое количество необычных географических названий, ставших своеобразной визитной карточкой определенной местности. Такой изюминкой Луховицкого района уже давно стала река Вобля, название которой запоминается каждому, кто хотя бы раз проезжал по шоссе Москва-Рязань. Сейчас эта известная с давних времен и сильно обмелевшая речка вызывает только ироничные ассоциации у местных жителей и гостей района, большинство из которых не знают о ее богатом прошлом и о той роли, которую Вобля играла в истории луховицкой земли.

     Наибольший интерес у широкой общественности вызывают не история реки Вобля, а происхождение столь необычного названия реки. По поводу его происхождения существует несколько версий, которые можно разделить на научные и бытовые. Бытовые обыгрывают ненормативное произношение названия реки, абсолютно игнорируют научную этимологию слова и соответствие историческим фактам. Многие местные жители слышали легенду о том, что название реки Вобля дано одним из персонажей русского средневековья. В различных версиях легенды русский князь или монгольский хан переправлялся через эту речку при сильном разливе, а то бранное слово, которым он выразил свое удивление, и дало название реке. Но эту легенду опровергает тот факт, что современный вариант названия утвердился только в ХХ веке, до этого во многих источниках речку часто обозначают как «Вобла», и это слово лишено ненормативного оттенка. К тому же этим словом в писцовых книгах ХVI века называются и другие географические объекты – «речка Вобля Черная», «Сухая Вобля», Воблинский овраг.

    Научные гипотезы концентрируются на различных версиях этимологии слова «Вобля».  Во многих этимологических словарях прилагательное «воблый» расшифровывается как сыроватый, влажный, отмякнувший, а глагол «волбнуть» как «сделаться мягким».  Скорее всего, то, что река Вобля ассоциировалась с этими словами, обусловлено природно-климатическими особенностями местности. Возможно, облик долины реки отличался болотистыми берегами. Еще в начале ХVI в., пока не построили Зарайский кремль, вдоль Оки проходил Перевицкий тракт, связывавший Москву и Рязань. По всей видимости, проезжавшие этим маршрутом обращали внимание на характер местности в районе впадения Вобли в Оку, что способствовало закреплению названия реки. В 70-х гг. ХVII в. даже не удалось осуществить полноценное межевание этих земель из-за болотистой местности.

     Еще примерно сотню лет назад Вобля являлась широкой и полноводной рекой, которая часто затапливала не только луга, но и крестьянские поля. Подтверждения этому содержатся в сельскохозяйственных обзорах Рязанской губернии и в оценках Рязанской земской управы. Существуют и другие, менее правдоподобные лингвистические версии происхождения названия реки. Например, от слова «воблить», то есть выбеливать лён на речке.

  Появление первых поселений на реке Вобля уходит корнями в далекое прошлое, которое не нашло отражение в письменных источниках. Согласно данным археологии, в древности на берегах Вобли находилось несколько поселений. Наиболее крупным из них следует считать открытое и исследованное в первой половине ХХ века А.В. Дмитриевской городище Луховицкое 1 (Луховицкое 1, Палецкое 1), датируемое второй половиной I тыс. н.э. Оно располагалось примерно в 1,8 км от правого берега реки и было окружено двумя оврагами. Обитатели этого городища укрепили поселение двумя валами высотой около одного метра и двумя рвами глубиною около двух метров. В ходе археологических раскопок в культурном слое городища были найдены: лепная керамика c рогожными и сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и гладкостенная неорнамированная городецкой культуры, глиняная пряслица с точечным орнаментом, тигель в виде маленького горшочка, грузила пирамидальные и блоковидные с точечным орнаментом, железные долота, обломки ножей, в том числе серповидного, наконечники стрел. Из наиболее ценных находок следует отметить бронзовые украшения – конические подвески, обломок булавки, датированной III-I в. до н. э. с навершием, украшенным шестью рядами завитков из проволоки. Также археологи в ходе раскопок нашли многочисленные костяные изделия – острия-проколки, массивные острия с широким основанием, ножевидные изделия, ланцетовидный наконечник стрелы, однозубый гарпун, массивную пряжку, круглую плоскую бляху. Верхний слой культурного слоя содержал «раннеславянскую и гончарную древнерусскую керамику с линейным и волнистым орнаментом и клеймами на днищах. Согласно данным археологии, древние жители современной луховицкой земли сооружали на берегах Вобли полуземлянки «округло-овальной формы» диаметром до трех метров, которые можно отнести к городецкой культуре.

    В одном километре от этого поселения на правом берегу Вобли располагалось Городище 2 («Исполинов бугор»), датируемое третьей четвертью I тыс. н.э. На момент проведения раскопок остатки этого поселения сильно пострадали: внутренний вал нарушен ямами, внешней вал большей частью срыт, распахивался, площадка поросла кустарником. В ходе раскопок были обнаружены лепная керамика с рогожными и сетчатыми отпечатками и гладкостенная городецкой культуры, глиняные пряслица, кости животных, кремневое орудие.

   Также на реке Вобля располагались менее исследованные городища Аксеново и Сушково. Для древнего жителя современной луховицкой земли берег Вобли был не только средой обитания, но также местом захоронений. Археологи обнаружили на берегах этой реки два курганных могильника.

   На основе анализа археологических данных можно сделать вывод об относительно высоком уровне материальной культуры населения, проживающего вдоль берегов Вобли, сильно пересеченном характере местности, представителях фауны этой местности (лошадь, заяц, бобер). Природные условия способствовали образованию поселений – река и многочисленные овраги исполняли роль естественных укрытий. Поэтому река Вобля стала одним из очагов заселения луховицкой земли.

В принципе, следует сказать, что все реки современного Луховицкого района оказали большое влияние на историю нашей местности. Ока была крупной торговый артерией, центром рыболовецкого промысла, ее разливы приводили к образованию заливных лугов, что определяло с/х жизнь района. Осетр в эпоху нападений крымских татар играл большую роль в организации обороны столичного региона. Вобля была гораздо меньшей водный артерией, но именно на ее берегах возникли поселения, ставшие центром Луховицкого района.

     Следует отметить, что долгое время река Вобля являлась природно-климатической границей. На левом берегу реки рос лиственный лес с множеством небольших речушек и болот. На правом берегу реки Вобля средневековые источники фиксируют многочисленные пашни и сенокосы, а также отсутствие леса. К северу от реки Вобля находились низменные земли, в значительной части поросшие лесом; южный берег этой реки, наоборот, был возвышенным, а земли более сухие с редкими березовыми рощицами и малым количеством рек. Это природное различие оказало большое влияние на формирование земельных владений в период становления централизованного российского государства.

В документах рубежа ХV-ХVI вв. упоминается наименование «Любуцкий рубеж». В роли «Любуцкого рубежа» на местности выступала р. Вобля, которая в то время текла от села Глуховичи без крутых поворотов на северо-восток и впадала в Оку напротив современных Любичей. Документы конца ХV в. упоминают о передаче рязанскому владыке Протасию земель вдоль левого берега Вобли, где были болота и илистые луга. Эта местность была мало пригодна для хозяйственного освоения и, возможно, ее заселение производилось по воле церковных властей. Тот факт, что большинство населенных пунктов, располагавшихся на берегах реки Вобля в это время, принадлежало церкви, оказал определяющее значение в заселении этой местности в ХVI веке. В то время рязанский епископ имел в своем распоряжении не так много земель, поэтому стал основывать поселение даже в неудобной сырой местности, переселяя сюда людей из других мест.

     История Вобли неразрывно связана с историей средневековой России. Расширяя опричные владения в уездах севернее Москвы, Иван IV во второй половине 60-х гг. ХVI века отобрал у местных князей их родовые земельные владения. Взамен опальная знать получила новые поместья под Рязанью, где для этого частично конфисковывали земли церкви. Этот процесс хорошо отражен в писцовых книгах рязанского края. Например, «За Семеном Русановым сыном Бурцева отца его поместье, а преж того было владыки рязанского пустошь, что была деревня Богдановская на р. Вобле» Созданный таким образом фонд раздавался опальным.

     В письменных источниках населенные пункты, располагавшиеся по берегам реки Вобля, начинают упоминаться со второй половины ХVI века, что связано с процессом составления государственных документов, фиксирующих демографические процессы и хозяйственное развитие отдельных регионов. В это время составляется сотная грамота 1567 г. на земельные владения рязанского владыки и приправочные книги 90-х гг. ХVI в. В них описываются села, деревни и починки Перевицкого стана – административно-территориального образования, в состав которого входили земли современного Луховицкого района.

   На основе анализа этих документальных источников можно предположить, что вдоль реки Вобля проходила неофициальная граница между церковными и светскими владениями. Ряд деревень, располагавшихся на реке Вобля примерно в одно и то же время перешли из собственности церкви во владение помещиков. Так, деревня Богдановская (впервые упоминается в 1567 г.) принадлежала рязанскому епископу, затем была передана в поместье Буцевым. В деревне находилось 3 дворовых места, 20 чети пашни, 46 чети перелога, убиралось 20 копен сена. В 90-е гг. ХVI в. деревня превратилась в пустошь, что можно отнести к последствиям опричнины. Переход из церковной собственности в помещичью характерен и для других деревень, расположенных на реке Вобля и ее притоках (Вертеме, Гнилушки) в ХVI веке – Борстаново (Степановская), Гавриловская, Ивановская-Оксеновская, Крайкова, Кунаковское Безобразова, Курелево (Курулева), Куруловская, Борки, Свировская, Чуприхова Семеновская, Городище.

      Особняком среди населенных пунктов, располагавшихся на берегах реки Вобля в ХVI веке, стоят село Подлесная Слобода и деревня Глуховичи. Село Подлесная Слобода также принадлежало рязанскому епископу. В нем находилась церковь Введенская (Введение Пречистые). Писцовая книга перечисляет бортников (Федко Касьянов, Мелешко Харин, Оноха Макаров, которые «дают владыке с обеих ухожеев два пуда меду». Пашни в селе делились на церковные (20 чети, давали 30 копен сена) и крестьянские (335 чети, давали 300 копен сена).

     До 1764 г., когда Екатерина II лишила церковь ее земельных владений, село Подлесная Слобода было центром владений Рязанской церкви в этой местности. В нем находился «архиерейский двор для приезду властей», комплекс хозяйственных построек (ледники, поварня, скотный двор), а на речке Вобле даже работала колесная мельница, что свидетельствует о полноводности реки.

    Но наибольшее значение для дальнейшей истории луховицкого края оказала располагавшаяся на реке Вобля деревня Глуховичи, являвшаяся одной из самых крупных деревень Перевицкого стана. Эта деревня, впервые упоминавшаяся в 1567 году, принадлежала рязанскому епископу. Размер пашни составлял 450 чети, земля считалась средней по плодородию. Здесь убирали 300 копен сена, при этом уборка сена осуществлялась совместно с жителями села Подлесная слобода. В писцовой книге 1567 г. упоминаются бортники Рыжко Грибанов (Грибачев), Василь Михалев, которые «ходят лес бортной Городецкой ухожей, знамя у них курья нога с отметком».

    Скорее всего, название этой деревни, впоследствии трансформировавшееся в топоним «Луховицы», непосредственно связано с особенностями местности вдоль протекания реки Вобли. Согласно словарю В. Даля, термин «глушь» («глушица»), включенный в состав названия села, обозначает не только глухое безлюдное место, но и «застойную заводь, залив, глухой рукав реки, непроточный». Несколько сотен лет назад здесь была болотистая заводь реки, в которой скапливалась непроточная вода. На краю Глуховичей находилась низина, излучина реки, в которой вода регулярно застаивалась. Это означает, что особенность протекания реки Вобли предопределила название современного города Луховицы.

Также название «Глуховичи» могли получить из-за расположения в центре огромной дуги (славянское «лука» – большая, длинная излучина реки), которую здесь образует речка Вобля. Именно так возникли названия многих городов Восточной Европы (Великие Луки).

    Со времен Средневековья облик Вобли сильно изменился. С ХVII века реки стали перегораживаться плотинами и запрудами. Большое влияние на изменение ландшафта бассейна реки Вобля оказало строительство шоссе от границ Московской губернии до Рязани в 1838-1841 г. С одной стороны, это вызывало недовольство местных крестьян, так как новая дорога прошла через их дворы, стоявшие поперек дороги по берегу реки. На это луховицкие крестьяне даже жаловались рязанскому губернатору.

     В тоже время, строительство шоссе изменило в лучшую сторону часть берега Вобли. Новая дорога была рассчитана на регулярное круглогодичное использование, поэтому с помощью местных крестьян была сооружена «каменная насыпь с барьерами». Скорее всего, именно из-за строительства дороги левый берег реки стал более возвышенным и сухим, а, следовательно, относительно преобладавшей ранее болотистой местности более пригодным для ведения сельского хозяйства. Но наибольшее влияние оказали строительные работы советского периода, которые привели к понижению уровня грунтовых вод к 1991 г. на 29 метров.

      Построенное шоссе стало своеобразным конкурентом реки Вобля в расселении местных жителей. Фактически в это время Луховицы начинают превращаться в пришоссейный населенный пункт. Под давлением местных властей крестьяне стали строить дома на новых местах: не вдоль берега Вобли, как это было прежде на протяжении нескольких веков, а по линии нового шоссе.

    Река Вобля во все времена играла большую роль и в духовной жизни нашего края. На протяжении своей истории поселения, располагавшиеся вдоль берега реки Вобля, прошли путь от места совершения языческих погребальных обрядов до местного церковного центра. А в первой половине ХIХ века большое распространение среди населения этой местности получила молоканская ересь. В этот период на берегах реки Вобли появляются два молоканских кладбища. Первое из них возникло на правом берегу Вобли в сторону Подлесной Слободы. Сейчас об этом кладбище напоминают небольшой могильный холмик и крупные валуны, привезенные сюда с реки. Они совершенно не обрабатывались, лишь позднее на них иногда указывались инициалы умершего. На молоканском кладбище не было крестов, памятников и оград. Второе молоканское кладбище было отведено для кунаковских молокан и располагалось в районе современного культурного центра «Космос».

    Во второй половине ХIХ века, в пореформенную эпоху, на берегах реки Вобля наблюдался рост активности местного населения. Некоторые луховицкие крестьяне стали заниматься предпринимательской деятельностью. Например, крестьянин Г.Е. Корнеев дополнительно арендовал землю у крестьянского общества деревни Луховицы и на самом берегу реки построил чайную и кирпичную лавку с огромным подвалом для хранения товара, соорудил рушалку (устройство для измельчения зерна). Возможно, такую тягу консервативного крестьянского сознания к родной реке можно объяснить тем, что Вобля стала неотъемлемой частью жизни луховичан, которая связывала их с предками. Даже отходя от традиционного вида деятельности, крестьяне сохраняли верность реке, на берегах которой проходила вся их жизнь с ее горестями и радостями.

Возможно, с ростом общественной активности и разрушением коллективного сознания можно связать и перемещение деревни Луховицы с левого на правый берег Вобли, что произошло во второй половине ХIХ века. Поселок на правом берегу изначально был обособленным от остальной деревни и отличался даже по ландшафту. Это была высокая и сухая местность недалеко от леса, фактически лесная поляна. Новая часть Луховиц даже получила свое оригинальное название у местных жителей – Малыханья.

   В конце ХIХ века начинается научное исследование реки Вобли, когда в 1891 г. археолог В.А. Городцов описал сохранившиеся на берегу памятники. Полноценные археологические раскопки на реке Вобле осуществлялись в 20-30-е гг. ХХ века Зарайским краеведческим музеем. В ходе них были вскрыты 11 курганов Палецкой группы. Благодаря этим раскопкам стало очевидно, что появление многих древних городищ луховицкой земли неразрывно связано с рекой Воблей.

В ХХ веке река Вобля превращается в популярное место досуга луховичан. Любимой забавой взрослых парней было катание на льдинах по Вобле. Во время весеннего разлива они с шестами шли вверх по реке, откуда спускались на больших льдинах к селу, где на мосту их восторженно встречали маленькие дети. Летними вечерами молодежь любила собираться на мосту через Воблю, где танцевала и пела частушки. А в 60-х гг. в районе Вобли за современным культурным центром «Космос» даже планировали обустроить пляж. Сегодня это трудно представить, так как река сильно загрязнена, во многих местах водная гладь полностью затянута коркой грязи и напоминает болото. Современные луховичане предпочитают наслаждаться пейзажами Оки, Осетра, искусственных озер, а на берегах Вобли практически не бывает местных жителей.

      На сегодняшний день река Вобля сильно обмелела, не имеет никакого промыслового и тем более судоходного значения. Сейчас в некоторых местах эта речка напоминает ручей, который можно буквально перешагнуть, но все равно остается одним из символов Луховицкого района. Исторически возникновение всех городов Центральной России обуславливалось протеканием рядом какой-либо реки. Появление деревни Глуховичи, ставшей впоследствии городом Луховицы, безусловно, определялось близостью реки Вобля. Сегодня эта река огибает город, как бы заключая его в свои объятия. Каждый, кто проезжает Луховицы через Рязанское шоссе, через дорогу на Зарайск, через «низа» – сердце огуречного края – может прочесть популярное название и улыбнуться. Улыбнуться, даже не подозревая о богатом историческом прошлом реки Вобля, которая была местом древних поселений, церковным центром луховицкой земли, неотъемлемой частью жизни предков современных луховичан.

Приходите

140500 Московская обл.

г. Луховицы,

ул. Жуковского, 37

 

Звоните

т/ф: 8 (496) 630-17-77

Пишите

mbuk-lmb@yandex.ru

© 2015

МБУК «Луховицкая межпоселенческая библиотека

им. поэта

И.И. Морозова»

 

  • Vkontakte Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • Facebook Social Icon